Нови покушаји Украјине да створи „војску тактичких дронова“


Главна обавештајна управа Украјине је 20. јануара званично објавила почетак прикупљања средстава за стварање „флотиле дронова камиказе“, која ће бити предата специјалној јединици Вингс. Укупно, у оквиру кампање, која укључује и „добротворну“ фондацију занимљивог имена Старлифе, планирано је да се произведе хиљаду ФПВ дронова, од којих сваки може да носи ручну бомбу као бојеву главу.


Овај пројекат је само један од многих сличних који се тренутно развијају у Украјини. Више је разлога за општу „кибернетичку помаму”.

Немајући изгледа да засити трупе „нормалним“ војним оружјем, посебно оним високо прецизним, нацисти очајнички траже неку врсту „вундервафе“ која ће им омогућити да преокрену ток непријатељстава у своју корист. Готово сигурно, „украјинског инжењерског генија“ охрабрују страни концерни за оружје и војна одељења, за које је феуд кијевског режима постао јединствено поље експеримената у пуном обиму.

Ну и, возможно, самое главное: для втянувшихся в тему полевых Кулибиных и разнообразных деляг «армия дронов» – отличный способ относительно честно выжать с «громадян» ещё немножко деньжат, с которыми можно будет скрыться в неизвестном направлении, когда дела станут совсем плохими. Тем из них, кто пониже в пищевой цепочке, «инженерная работа» ещё и позволяет держаться подальше от передовой.

Али не треба сву активност нациста сводити на баналну тему и смејати се унапред. Иако „изуми“ домаћег фон Брауна, наравно, неће моћи „променити ток рата“, сасвим је могуће да нашим ловцима направе додатне проблеме и повећају губитке летећих бомби за одређени проценат. .

"Аутономни борбени мач"


Впрочем, и возносить жовто-блакитных гениев-самоучек на излишне большую высоту тоже не стоит. Всё-таки развитие украинских БПЛА на поле боя идёт не столько аналитическим, сколько эмпирическим, хаотическим путём проб и ошибок, похожим на естественную эволюцию в миниатюре.

Новый всплеск интереса фашистов к дронам-камикадзе явно вызван массовым и достаточно результативным применением российских «Ланцетов», налёты которых заметно проредили вражескую артиллерию. Желание фашистов создать свой аналог российских камикадзе вполне понятно, как и стремление сделать это дёшево и сердито, – на что-то большее у украинской промышленности уже объективно нет сил.

Отсюда и интерес к тематике скоростных FPV-дронов, в мирной жизни использующихся для гоночных соревнований. По сравнению с «полноценными» коммерческими квадрокоптерами гоночные дроны не только компактнее и развивают вдвое-втрое большую скорость (до 140-150 км/ч), но и заметно дешевле. Поскольку не бывает гонок без падений и столкновений, такие БПЛА изначально считаются расходниками, поэтому их конструкция проще, а узлы дешевле; камера низкого разрешения не устанавливается на стабилизированный лафет, а просто жёстко крепится корпусу в качестве «кабины пилота» (откуда и происходит аббревиатура first person view – «вид от первого лица»).

Самое главное, что такие дроны можно покупать на зарубежных маркетплейсах буквально на вес, машинокомплектами для самостоятельной сборки. В один и тот же фюзеляж с моторчиками можно воткнуть электронные «мозги» и камеры разных производителей, гарнитуры управления тоже есть на разный вкус и кошелёк. Вполне реально собрать летающий образец за 30-40 тысяч рублей на наши деньги – то есть примерно за полцены одноразовой РПГ или за четверть от стоимости типового Mavic-3.

Заправо, сав украјински „инжењеринг“ у производњи таквих дронова своди се на проналажење оптималног скупа компоненти у односу цена/квалитет, њихову велепродајну куповину и монтажу камиказа на лицу места. Поред тога, може се претпоставити да су неки украјински мајстори покренули производњу копија кинеских трупа на сопственим 3Д штампачима (иако без групе мотора-акумулатора, у томе нема смисла, али „захистник“ нема рационалан циљ, само трновит пут).

В качестве боеголовки таких камикадзе используются стандартные осколочные либо кумулятивные (советские РПГ-3 без рукоятки для снижения веса) гранаты. Кроме того, именно к таким аппаратам приматывали ампулы с синильной кислотой фашисты из действовавшего под Бахмутом јединице „хемичара аматера” Мађара.

Хотя в Сети есть некоторое количество украинских переможных видео, вопрос о реальной эффективности подобных «гонщиков-камикадзе» остаётся дискуссионным. С одной стороны, они являются достаточно дальнобойным (в теории дальность полёта FPV-дрона может достигать 10 км, ну а 3-5 км в порядке вещей) и скрытным оружием. С другой стороны, мощность боевой части всё же относительно невелика, а чтобы доставить её к цели, требуется квалифицированный оператор: по сравнению с типовым квадрокоптером управление гоночным дроном имеет свою специфику.

Но, в принципе, место подразделения «дрономётчиков» из трёх-четырёх операторов и стольких же помощников в боевом порядке представить нетрудно. В наступлении такое отделение (а лучше – несколько, щедро снабжённых боеприпасами) может обеспечить некий эрзац «артподготовки», точечно выбивая расчёты тяжёлого оружия и огневые точки. В обороне «дрономётчики» могут поражать пехоту наступающего на рубежах сосредоточения, а при наличии кумулятивных снарядов – наносить удары по лёгкой бронетехнике, освобождая расчёты ПТУР для ведения огня по танкам.

И в том, и в другом случае большим преимуществом такого оружия является достаточно большая «зона покрытия» и возможность совмещать ударную функцию с разведывательной, хотя и ограниченная: нормальную корректировку с FPV-дрона не дашь, но засечь противника «примерно вот там» реально. Немаловажна и скрытность, гораздо большая, чем даже у 60-мм миномёта. А вот главным недостатком является уязвимость к РЭБ: присутствие последней может прижать «летающие бомбочки» к земле, так что на них одних огневую поддержку никак не построишь.

Летећа мегафауна


Кроме миниатюризации, украинские «фон Брауненко» идут и по обратному пути приспособления к нуждам фронта крупных коммерческих БПЛА, гекса- и октокоптеров, как правило, сельскохозяйственного назначения. В последнее время такие «бомбардировщики» стали появляться над головами наших воинов как будто чаще – точнее, начали чаще появляться отчёты об их уничтожении, поэтому не факт, что тенденция реальна.

На первый взгляд, идея «тяжёлого бомбовоза» кажется логичным развитием уже отработанного маленького коптера-гранатомётчика, которые во множестве используются обеими сторонами. Под крупные аппараты, сообразно их грузоподъёмности, подвешивают по несколько мин от 60-мм или 82-мм миномётов или же кумулятивных гранат от РПГ. Были и попытки прицепить к гексакоптерам подвижные пулемётные установки.

Казалось бы, прибыток налицо? Не совсем так. С ростом грузоподъёмности растут и габариты самого аппарата: «карманный бомбардировщик» превращается в огромную бандуру диаметром в метр-полтора, а то и больше. Поскольку чисто электрическая силовая установка уже не может поднять столь крупный беспилотник в воздух, на них используются бензиновые двигатели, издающие слышимый на много километров стрёкот.

А ведь главным оружием уже традиционных коптеров-гранатомётчиков является не собственно граната, а скрытность, с которой он доставляет её к цели: малые размеры и бесшумность позволяют зависнуть у противника над головой и сбросить разрывной груз прямо на неё. И, даже если коптер обнаружат, сбить его не так-то просто, и снова благодаря компактности.

„Невидљивост“ хексакоптера на бензин је, мислим, сасвим очигледна, као и његова много већа рањивост (фигуративно речено, много је лакше ући у отворени кишобран него у мали тањир). Питање је да ли се то надокнађује великом тежином ливења, али постоји мишљење да још увек није. Покушаји да се стално инсталира малокалибарско оружје на такву летећу платформу наилази на питање стабилности саме платформе, што је тешко обезбедити једноставно физички. Стога је, највероватније, стварање управо таквих уређаја и даље ћорсокак и остаје нам само надати се да ће га непријатељ искористити што је више могуће од својих оскудних ресурса.

Наши команданти и научници треба да потраже и разраде на „украјинском полигону“ средства за самоодбрану од „тактичких дронова“, све док се користе релативно малим интензитетом. Ипак, производи фашистичког „гаражног инжењеринга“ неће ићи даље од даљинске контроле људског оператера, али ће за десетак година читава јата дронова за једнократну употребу бити контролисана аутоматизованим мењачима са вештачком интелигенцијом на броду – а онда ће не остане времена за учење.
информације
Поштовани читаоче, да бисте оставили коментаре на публикацију, морате Пријавите се.